Понедельник, 01 января 2024 23:26

Неизведанная  судьба

Оцените материал
(1 Голосовать)

Нецветаева Алина Евгеньевна,

Амурская область, г. Белогорск,

МАОУ "Школа №200", учащаяся 9 «Б» класса

«Неизведанная  судьба»

Сегодня все чаще и чаще мы слышим разговоры и дискуссии о восстановлении исторической преемственности поколений, о формировании общественного сознания на основе традиционных российских духовных и нравственных ценностей, о возрождении величия Отечества. Наша жизнь тесно связана и с историей родного края. И когда мы изучаем историю своего края, невольно возникает вопрос: а чем занимались в это время мои предки?

В каждой семье хранятся уникальные знания, фотографии, письма, документы. Они как маленький кусочек мозаики, и если каждый поделится чем - то своим, то все мы в целом станем богаче. Из этих маленьких, разрозненных кусочков можно сложить целую картину, общую историю, летопись нашей страны.

Период с 1937 по 1938 год в современной историографии имеет два названия - «Большой террор» и «Ежовщина». Оба этих понятия обозначают одно - наименование периода во внутренней политике в СССР, когда репрессии были резко усилены и доведены до максимума своей интенсивности.

Центральный комитет коммунистической партии спускал каждой советской республике, краю и региону план по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов. В приказах стояли четкие цифры, сколько человек необходимо направить в лагеря, сколько - расстрелять.

Постановлением Центрального Комитета коммунистической всесоюзной партии (большевиков) от 30 июля 1937 года Дальневосточному краю, в который с 1926 года входила большая часть Амурской области, спустили лимит в шесть тысяч человек. Лимиты по стране были превышены более чем в два раза. И, тем не менее, 31 января 1938 года Политбюро утверждает в 22 республиках дополнительное количество репрессированных – нашей области добавили еще 10 тысяч «врагов народа». Трудно понять разумом и поверить, что среди всех видов социалистических соревнований в СССР были соревнования по расстрелу и направлению людей в лагеря.

Чтобы выполнить и перевыполнить планы, в области во второй половине 1938 года было сфабриковано сразу несколько громких дел по статье 58 пункту 11 - об образовании контрреволюционных организаций. Вот только на самом деле таких не существовало - их придумали начальники областного управления Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) Марк Говлич и Яков Перельмутр. Самой массовой несуществующей преступной ячейкой стала «Белогвардейская повстанческая организация», в которую якобы входило свыше 1500 человек - по сфабрикованным делам 1400 были расстреляны. Амурчан судили и расстреливали за участие в несуществующей «Трудовой крестьянской партии», «Союзе зарубежных немцев», «Белогвардейской повстанческой организации» и других. Невиновных людей на допросах избивали, пытали, убивали. Спустя десятки лет областная прокуратура подтвердит - таких организаций на территории Приамурья не было, всех осужденных реабилитируют. Посмертно.

Моя прапрабабушка Колесникова Анна Яковлевна, родилась, предположительно, в 1889 году, в семье купца второй гильдии Насонова Якова. Он имел несколько магазинов в старой Райчихе, в  которых торговал продуктами питания и промышленными товарами, в том числе из Китая (ткани и т.д.). А так же имел в собственности довольно крупную площадь земли от села Михайловка Бурейского района до Архаринского района. Проживала семья в селе Старая Райчиха Бурейского района Амурской области.

Прапрабабушка окончила 4 класса, после чего помогала отцу в торговле. В 21 год вышла замуж за приезжего Алексея Колесникова. Яков был категорически против этого брака, он хотел выдать дочь замуж за другого (неизвестно). Поскольку моя прапрабабушка ослушалась отца, он лишил её всего, не помогал, не пускал к себе, прекратил всякое общение с ней, а позже не признал и своих внуков.

Молодой семье пришлось жить самостоятельно. Муж Анны работал, а она занималась домашними делами и воспитывала детей, которых у них родилось двенадцать: Ефросинья, Анна, Валентина, Григорий, Евдокия, Нина, Екатерина, Федор, Мария, Елизавета, Ульяна, Варвара. Прапрабабушка с детства приучала своих детей к труду, дочек учила прясть и вязать. Анна Яковлевна была хорошей матерью, порядочным, верующим человеком. Когда дети подросли, она пошла работать певчей в церковь.

5 марта 1938 года мой прадед вёз на телеге прапрабабушку (свою тёщу) со станции Завитой в село Старая Райчиха. По дороге они встретили бывшего одноклассника Анны, который на тот момент работал в органах НКВД и собирал граждан для их последующего ареста, выполняя постановление ЦК КВП(б). По его указанию прапрабабушка пересела к нему в бричку, он отвёз её в город Райчихинск, где она и была арестована. Причиной этому, я думаю, послужило то, что прапрабабушка была купеческой дочкой, а также была верующей и работала в церкви. Старшие дети на протяжении  недели носили ей передачки с едой в камеру, которая находилась в подвале. Они не видели её лица, но слышали голос мамы через маленькое окошко. Но однажды, в очередной раз прийдя к матери, дети не застали её на месте, им сообщили, что арестованную увезли в Благовещенск.

Предположительно, 16 марта 1938 года на окраине города Благовещенска (в настоящее время, село Верхнеблаговещенское), на 49 году жизни, Анну Яковлевну расстреляли. Дети остались без матери, самой младшей из них, Вале, было тогда всего 7 лет. Теперь все заботы и хлопоты по дому легли на плечи отца и старших детей.

Долгое время родные моей прапрабабушки не знали, что её уже нет в живых. Только через несколько лет им стала известна горькая правда, но подробности обо всём произошедшем, предположительное место расстрела и захоронения не были известны ещё много – много лет и до сих пор остаётся загадкой. И если бы не одна случайная находка благовещенца, то, скорее всего, не стали бы известны никогда. Так как списки расстрелянных уничтожались, места захоронения скрывались, а в документах осужденных были только приговор и дата его исполнения.                                          _____

В 2018 году в селе Верхнеблаговещенское житель Благовещенска Виталий Кваша  обнаружил у себя на дачном участке останки 70 человек. Следователи возбудили уголовное дело, но скоро закрыли его, так как по заключению судмедэкспертов останки пролежали в земле около 80 лет. Краеведы заявили, что погибшие – жертвы политических репрессий, бушевавших на Амуре в 1937 – 1938 годах. Спустя год извлечённые останки перезахоронили

на специально отведенном участке городского кладбища, расположенного на 17 километре Новотроицкого шоссе.

Ещё через год находкой заинтересовалась мэрия города Благовещенска, была создана рабочая группа по вопросу перезахоронения останков. В июне 2020 года археологи Центра сохранения историко – культурного наследия Амурской области и волонтёры исторического факультета БГПУ начали эксгумацию ещё 153 останков человеческих тел.

Работа археологов показала: погибшим людям было от 25 до 70 лет. Большая часть мужчины, но были в братской могиле и женщины. Практически на всех черепах пулевые отверстия от нагана. По мнению археологов, 80 лет назад трупы людей скинули, забросали одеждой и засыпали грунтом. Пласт костей, одежда, земля – это говорит о том, что всех погибших закопали одновременно. Через несколько лет место заросло травой.

Археологи и студенты – волонтёры провели раскопки за две недели, после чего отсняли и задокументировали весь извлечённый материал. После всех необходимых процедур найденные останки захоронили в двух братских могилах на том же городском кладбище.

30 сентября в России ознаменован днём жертв политических репрессий. В связи с этим в 2021 году в Благовещенске в сквере воинов-интернационалистов установили памятник, посвящённый этой дате. Экспозиция состоит из нескольких плит, которые опутаны колючей проволокой, посередине между плитами — белый цветок. По задумке авторов, смысл инсталляции в торжестве правды, которая смогла пробиться как хрупкий цветок.

Бабушка «заразила» меня своей любознательностью. Она рассказала мне всё, что знала о своей бабушке Анне и поэтому в следующий раз в Благовещенск я поехала вместе с ней. Мы сходили в Комиссию по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при правительстве Амурской области, полистали «Книги Памяти жертв политических репрессий Амурской области», на тот момент создавался уже 12 том. К сожалению, свою прапрабабушку я в них не нашла, но ведь работа по восстановлению имён репрессированных ещё не окончена, поэтому у меня есть надежда, что когда – то и Колесникова Анна Яковлевна появится в этих списках.

Недавно я побывала возле Камня Памяти жертв политических репрессий, а так же на братских могилах жертв политических репрессий, расположенных на благовещенском городском кладбище, где предположительно захоронена и моя прапрабабушка – грустное место. Но главное, что оно есть. Теперь можно в любой день приехать и почтить память дорогого тебе человека.

Исследование жизни моей прабабушки Анны Яковлевны Колесниковой доказывает, какие трудные времена выпали ей и её современникам и как несправедливо с ней обошлись.

Я считаю, что моя исследовательская работа имеет огромное значение для нашей семьи. В результате неё был получен богатый материал, который я могу передать своим детям и внукам. Следовательно, сохранится связь между нашими поколениями, мы будем помнить и чтить своих родных.

Прочитано 152 раз Последнее изменение Понедельник, 01 января 2024 23:45