Среда, 20 апреля 2022 19:46

«Без срока давности. СУДЫ ИСТОРИИ»

Оцените материал
(2 голосов)

Виртуальная выставка архивных документов «Без срока давности. Суды истории» работает в рамках Дня единых действий, который проводится в каждом регионе России. В ней представлены архивные документы, в том числе рассекреченные. Федеральный проект «Без срока давности» реализуется по поручению Президента Российской Федерации Владимира Путина.

Всероссийская выставка открылась 19 апреля. Дата выбрана не случайно. Именно в этот день, в 1943 году был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР № 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников».

Появление такого документа было первым фактом признания целенаправленной и масштабной политики нацистов и их пособников по уничтожению мирного населения на оккупированной территории и наказуемости таких преступлений. Указ Президиума Верховного Совета СССР стал правовым основанием большой работы по установлению и расследованию преступлений нацистов против советского народа, которая велась с ноября 1942 г. Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков.

Выявленные факты военных преступлений нацистов стали одними из основных материалов, которые легли в основу обвинительного приговора Нюрнбергского трибунала. В судебном порядке на международном уровне были признаны не только преступления нацистов и их пособников против мирных граждан, но и то, что они являлись частью целенаправленного уничтожения советского народа.

Впоследствии, опираясь на опыт Нюрнбергского трибунала, международные судебные процессы прошли над японскими военными преступниками в Токио и Хабаровске. Благодаря ним было выявлено, что милитаристская Япония не только пыталась реализовать планы нападения на Советский Союз, но и разрабатывала и даже применяла бактериологическое оружие, в том числе против советских граждан.

На нашем сайте доступен просмотр документальных фильмов «Без срока давности. Карелия», «Лаборатория смерти. Апокалипсис по-японски».

0001

0002

Материалы выставки охватывают период с 1941 г. по 1949 г. и показывают, как шла долгая кропотливая работа над привлечением нацистов и их пособников к суду: от момента обнародования данных о масштабе преступлений немецких оккупантов до судебного процесса над бывшими военнослужащими Квантунской армии – разработчиками бактериологического оружия, готовившими новую смертельную угрозу миру.

На стенде приведены кадры трёх зданий, в которых проводились международные трибуналы: Дворец Юстиции в Нюрнберге, Генеральный штаб в Токио, Окружной дом офицеров в Хабаровске. 

0003

На пути к Международному военному трибуналу.

Впервые мир узнал ужасающую правду о размахе и зверстве нацистов и их пособников в отношении мирного населения на оккупированной территории СССР уже 25 ноября 1941 года из Ноты наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова. Эти преступления были практическим воплощением Генерального плана «Ост», нацеленного на колонизацию советской территории и уничтожение гражданского населения. Спустя почти год – 14 октября 1942 года советское правительство выступило с Заявлением об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими на оккупированной территории Советского Союза и в странах Европы.

Заявление В.М. Молотова вызвало продолжительную переписку по дипломатическим каналам между Советским союзом и странами, воюющими с нацистской Германией. Наиболее тесные контакты сложились с Великобританией благодаря как усилиям советских дипломатов, так и британского посла в СССР А. Керра. На стенде представлены документы, демонстрирующие основные этапы мероприятий по организации расследования злодеяний нацистских преступников. Значительную часть занимают документы Архива внешней политики РФ: Нота наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления» от 27 апреля 1942 г.; Нота МИД Великобритании от 29 октября 1942 г. об обращении с преступниками войны; Ответ советского правительства правительству Великобритании об учреждении Комиссии Объединённых Наций по расследованию военных преступлений от 3 ноября 1942 г. и др.

Для СССР созыв Международного военного трибунала как публичного осуждения нацизма был принципиальной позицией, которую он последовательно отстаивал перед своими союзниками. За годы Великой Отечественной войны в Москве состоялось четыре международные конференции, на которых присутствовали представители стран антигитлеровской коалиции. На третьей конференции министров иностранных дел, которая состоялась в Москве 19-30 октября 1943 г., был подписан секретный протокол. На стенде представлено приложение № 10 к данному протоколу – Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства, подписанную представителями Советского Союза, США и Великобритании. Декларация стала первым шагом на пути публичного осуждения нацизма. 

0004

На пути к Международному военному трибуналу.

Московская декларация от 1 ноября 1943 г. положила начало уголовному преследованию нацистских преступников на международном уровне. Из неё проследовали более активные шаги, которые были предприняты накануне и после капитуляции Германии. Так, вопрос о наказании нацистских преступников был поднят на Берлинской (Потсдамской) конференции 17 июля – 2 августа 1945 г. – последней официальной встрече лидеров трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции. Предложениях делегации CCCP «О суде над главными военными преступниками» от 30 июля 1945 г. дают представление о наиболее приоритетных вопросах конференции. Именно тогда были определены главные военные преступники нацистской Германии, суд над которыми должен был состояться в первую очередь. Это были Геринг, Гесс, Риббентроп, Лей, Кейтель, Дениц, Кальтенбруннер, Фрик, Штрейхер, Крупп.

Практическое воплощение Международный военный трибунал получил 8 августа 1945 г. на Лондонской конференции, когда было пописано Соглашение между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси. Соглашение включало в себя 7 статей, а также Устав, которые определяли порядок подготовки и проведения Международного военного трибунала. К началу Нюрнбергского процесса к Соглашению присоединились ещё 19 государств.  

0005

Международный военный трибунал открылся 20 ноября 1945 г. в 10 часов утра в Нюрнберге. Он был сформирован на паритетных началах из представителей СССР, Великобритании, США и Франции. На скамье подсудимых предстали 24 нацистских преступника.

Многие документы, регламентирующие принципы работы Нюрнбергского процесса, его основы его организации, структуру и т.д., были приняты на Лондонской конференции. Устав Международного военного трибунала от 8 августа 1945 г., представленный на стенде, определил три категории преступлений, входящих в юрисдикцию процесса и в которых обвинялись подсудимые: преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Устав предусматривал организацию Комитета по расследованию дел и обвинению главных военных преступников, в который входили обвинители от каждой из подписавших сторон. Также устав определил, что каждый подсудимый имеет право защищаться лично или через защитника.

Другой основополагающий документ, Регламент Международного военного трибунала, также продемонстрированный на стенде, установил 11 основных правил, по которым должен был проводиться судебный процесс. Они распространялись на всех участников трибунала: обвинителей, свидетелей, обвиняемых, адвокатов, сотрудников секретариата и т.д.

0006

В начале 1946 г. начался допрос свидетелей, а также предоставление обвинением доказательств индивидуальной ответственности подсудимых. Всего было допрошено 116 свидетелей. Трибунал мог в любое время задавать любые вопросы любому из свидетелей, а обвинение и защита могли допрашивать и подвергать перекрёстному допросу свидетелей, дающих показания.

Советская сторона подготовила список из 18 свидетелей (представлен на стенде), в который вошли и жертвы немецкой оккупации, и узники концлагерей, и участники расследований преступлений нацистов. Однако полнейшей неожиданностью стало участие в качестве свидетеля генерал-фельдмаршала немецкой армии Фридриха Паулюса. Военачальник был тайно доставлен в Нюрнберг и мог дать исчерпывающие показания относительно планов нападения Германии на СССР.

На Нюрнбергском процессе прошёл серьёзную обкатку синхронный перевод. Позже он был применён на Токийском процессе, а затем уже и Организации Объединённых Наций. Каждая делегация обеспечивала перевод на свой родной язык. Советская делегация отбирала переводчиков тщательно – как видно приложенного к Служебной записки К.П. Шумского в Управление кадров МИД СССР от 20 мая 1946 г. списка, к работе трибунала привлекались не только профессиональные переводчики, но и преподаватели иностранных языков, референты и даже студенты.

В работе Нюрнбергского трибунала принимали участие 315 журналистов и писателей из тридцати одной страны. СССР представляли 45 человек. За месяцы, что шел Нюрнбергский процесс, созданы тысячи газетных статей и очерков, сделано 25 тысяч фотографий, снято несколько десятков фильмов. Значительная их часть вошла в материалы данной выставки. 

0007

СССР, понесший в годы войны самые большие потери, в том числе среди мирного населения, подошел к Нюрнбергскому трибуналу, уже имея опыт правовой квалификации и привлечения к ответственности нацистских преступников и их пособников.

Именно в СССР были впервые сформулированы правовые основания привлечения к ответственности за преступления против мирного населения. Предтечей решений Нюрнбергского трибунала в советском уголовном праве по праву называют Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников» – его текст представлен на стенде.

Важнейшим доказательством на Нюрнбергском процессе стали документы, собранные созданной  2 ноября 1942 года  Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК). Председателем комиссии был назначен секретарь ВЦСПС Н. М. Шверник, а среди её членов были такие выдающиеся деятели, как писатель А.Н. Толстой, историк Е.В. Тарле, нейрохирург Н.Н. Бурденко и др.

На стенде продемонстрирован ключевой документ, определивший деятельность всей структуры ЧГК на местном уровне: Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О работе Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков» от 5 марта 1943 г. На всех территориях, освобождённых от нацистской оккупации, создавались республиканские, краевые и областные комиссии – их материалы впоследствии передавались в ЧГК. Данное постановление также утверждало Положение о Чрезвычайной государственной комиссии, которое славило перед ней следующие задачи: полный учёт преступлений нацистов и их пособников и причинённого им ущерба; объединение и согласование проводимой другими органами работу по учёту этих преступлений; определение ущерба и установление размеров возможного возмещения; установление личностей нацистов и их пособников, виновных в организации или совершении преступлений на оккупированной территории. 

0008

СССР не только был инициатором Международного военного трибунала, но и провёл огромную работу по его организации, в том числе по выработке обвинительного акта и формулированию приговора.

21 ноября 1945 г., согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП(б), была создана Комиссия по руководству работой советских представителей в Международном трибунале в Нюрнберге во главе с А.Я. Вышинским.

Главным обвинителем от СССР был назначен Роман Андреевич Руденко. 8 февраля 1946 г. он произнёс вступительную речь, которая завершила первые выступления главных обвинителей на Нюрнбергском процессе. В его выступлении впервые был озвучен весь масштаб зверств нацистских преступников на оккупированной территории СССР. Были приведены цифры и конкретные факты массовых казней и угона на принудительные работы мирного населения, истязаний и убийств военнопленных, разграбления и уничтожения городов и сёл. Именно из этой речи мир впервые узнал об объёме преступлений нацистов против мирного населения на советской территории. Приведённые факты военных преступлений нацистов стали одними из основных материалов, которые легли в основу обвинительного приговора Нюрнбергского трибунала. В судебном порядке на международном уровне были признаны не только преступления нацистов и их пособников против мирных граждан, но и то, что они являлись частью целенаправленного уничтожения советского народа.

Главным советским судьей на Нюрнбергском трибунале был Иона Тимофеевич Никитенко – советский юрист, генерал-майор юстиции, судья Верховного суда СССР. Под председательством И.Т. Никитченко открылось первое (распорядительное) заседание Международного трибунала 18 октября 1945 г. в Берлине. На выставочном стенде размещено особое мнение Никитченко, выраженное им после провозглашения приговора 1 октября 1946 г. Судья не согласился с оправданием Ф. фон Папена, Г. Фриче и Я. Шахта, чрезвычайно мягким, по мнению советской стороны, наказанием для Р. Гесса, а также отказом Трибунала от признания преступными организациями правительственного кабинета, генерального штаба и высшего командования германских вооружённых сил.

Важнейшую роль в организации процесса играла следственная часть делегации СССР во главе с её начальником, государственным советником юстиции 3-го класса Г.Н. Александровым. Ещё в январе 1946 г., в самый разгар Нюрнбергского процесса, руководство США наградило Александрова орденом «Легиона Заслуженных» («Легиона почёта») степени офицера. Вместе с ним награды были удостоены ещё несколько советских дипломатов, в том числе Р.А. Руденко. 

0009

Трибунал в IV разделе обвинительного заключения предъявил организациям и подсудимым обвинение в преступлениях против человечности. К ним относились убийства, истребление, порабощение, высылки и другие бесчеловечные действия против гражданского населения перед войной и во время неё, а также преследование по политическим, расовым и религиозным мотивам.

Судьба народов СССР была определена нацистским планом «Ост», детально регламентировавшим принудительное переселение либо уничтожение более чем 75% населения страны. В период оккупации фашистской Германией территории СССР погибли более 13 млн 684 тыс. советских граждан. Из них преднамеренно истреблены 7 420 370 человек. В Германии на принудительных работах погибли 2 164 313 человек. Умерли от жестоких условий оккупационного режима 4 млн 100 тыс. человек. Для физического уничтожения целых народов гитлеровская Германия создавала концентрационные лагеря. Из 18 млн узников концлагерей 11 млн были уничтожены. Среди них более 6 млн – граждане Советского Союза, и каждый пятый – ребёнок.  

Материалы органов, расследовавших преступления нацистов и их пособников против СССР, стали одним из важнейших доказательств обвинения в Нюрнберге. Прежде всего, это были документы, собранные в ходе работы Чрезвычайной государственной комиссии. На стенде представлены некоторые из них. Так, в протоколе № 66 заседания Чрезвычайной государственной комиссии от 12 сентября 1945 г., приводятся общие оценки потерь только от прямого уничтожения имущества граждан, колхозов, общественных организаций, государственных предприятий и учреждений, то есть не исчерпывает всего ущерба, причинённого немецкими оккупантами Советскому Союзу. Однако даже эти подсчёты учитывают колоссальный объём потерь: разрушено и сожжено 1710 городов и более 70 тыс. сёл и деревень, свыше 6 млн зданий – крова лишились около 25 млн человек. Уничтожено и разрушено 40 тыс. больниц и других лечебных учреждений, 84 тыс. школ, техникумов и вузов, 43 тыс. библиотек. Только по одной РСФСР был нанесён ущерб в 249 миллиардов рублей (с учётом Карело-Финской ССР – 255 млрд).  

0010

30 сентября 1946 г. Международный военный трибунал начал оглашение приговора, которое завершилось 1 октября. Преступными организациями были признаны охранные отряды германской национал-социалистической рабочей партии (СС), включая службу безопасности (СД), государственную тайную полицию (гестапо), а также частично – руководящий состав нацистской партии.

Из 24 обвиняемых 12 были приговорены к смертной казни через повешение, из которых повешены 10: И. фон Риббентроп, В. Кейтель, Э. Кальтенбруннер, А. Розенберг, Г. Франк, В. Фрик, Ю. Штрейхер, Ф. Заукель, А. Зейсс-Инкварт, А. Йодль. Г. Геринг покончил жизнь самоубийством накануне казни, М. Борман приговорён заочно. Остальные – приговорены к различным срокам заключения.

Приговор Нюрнбергского трибунала стал консолидированным решением международного сообщества в оценке преступлений нацистов и их пособников и предостережением всему миру от повторения подобных деяний. Во многом он исходил из обвинительного заключения Международного военного трибунала от 6 октября 1945 г. Оба документа представлены на стенде.

Как следует из другого документа – телефонограммы Аппарата политсоветника Советской военной администрации в Германии (СВАГ) в Берлине на имя помощника заведующего Третьим Европейским отделом МИД CCCP И.М. Лаврова от 11 октября 1946 г. – согласно уставу Международного военного трибунала, обвиняемые имели право представить суду просьбы о помиловании. Этим правом воспользовались все подсудимые, за исключением Кальтенбруннера, фон Шираха и Шпеера, однако их просьбы и ходатайства были отклонены.  

0011

0012

Международный военный трибунал для Дальнего Востока или Токийский процесс – суд над японскими военными преступниками проходил в Токио с 3 мая 1946 г. по 12 ноября 1948 г.     

Сторону обвинения на Токийском процессе представляли 11 стран: СССР, США, Китай, Великобритания, Австралия, Канада, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Индия и Филиппины. Советскую сторону представляли судья И.М. Зарянов и прокуроры С.А. Голунский и А.Н. Васильев.

Инициаторами и организаторами Токийского трибунала выступили США, что предопределило ход и решения судебного процесса. Он оказался непоследовательным и противоречивым в изобличении и наказании преступников. Император Японии Хирохито, члены императорской семьи и разработчики бактериологического оружия, испытывавшие его на живых людях, ушли от возмездия и получили убежище в США.

В обвинительном акте было сформулировано 55 пунктов. Как и на Нюрнбергском процессе, все пункты обвинения были разделены на три категории: преступления против мира, массовые убийства и преступления против человечности. Отдельными пунктами в Приговоре Международного военного трибунала для Дальнего Востока (представлен на стенде) были прописаны доказательства японской агрессии против Советского Союза с целью колонизации его территории овладении природными ресурсами и уничтожению мирного населения. Так, в приговоре утверждалось, что «намерение вести войну против СССР было одним из основных элементов военной политики Японии». Несмотря на заключенный в 1941 году между Москва и Токио договор о взаимном нейтралитете, Япония готовилась к агрессии и сотрудничала с нацисткой Германией в нарушение подписанного двора. Милитаристское руководство планировало провести оккупацию дальневосточных территорий СССР, а плацдармом для вторжения должна была стать уже находившаяся под оккупацией Маньчжурия – северо-восточный регион Китая. Это обстоятельство нашло правовое обоснование в приговоре Токийского трибунала.

0013

0014

Одним из первых фактов неприкрытой агрессии милитаристской Японии против СССР стала серия боёв у оз. Хасан. Последний главнокомандующий Квантунской армии Отодзо Ямада в январе 1938-го отдал приказ о приведении частей к боевой готовности на случай «возникновения военных действий с Советским Союзом». Летом того же года произошел вооруженный конфликт у озера Хасан, завершившийся победой Красной армии. По оценкам экспертов, японские военные тогда проводили масштабную «разведку боем», изучая состояние советских войск и надежность их обороны. На стенде представлен уникальный документ из фондов Центрального архива ФСБ России – перевод с японского Оперативного приказа № 70 Третьей Квантунской армии об усилении готовности к войне против Советского Союза от 9 августа 1938 г.

12 ноября 1948 года был озвучен приговор Токийского трибунала. Семеро обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение и казнены 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио. Пятнадцать обвиняемых были приговорены к пожизненному заключению; трое (Коисо, Сиратори и Умэдзу) умерли в тюрьме, остальные тринадцать были помилованы в 1955 году. К двадцати годам заключения был приговорён Сигэнори Того – министр иностранных дел и министр по делам Великой Восточной Азии; умер в тюрьме в 1949 году. К семи годам заключения был приговорён Мамору Сигэмицу – посол в СССР; в 1950 году он был помилован.

Все не казнённые и не умершие в заключении осуждённые к 1955 году оказались на свободе. Двое из них вернулись к политической деятельности и занимали высокие посты в японском правительстве. Мамору Сигэмицу стал министром иностранных дел и первым представителем Японии в ООН. Приговорённый к пожизненному заключению Окинори Кая в 1963 году был министром юстиции, а ушёл из политики только в 1972 году.

Процесс отметился всесторонним контролем со стороны представителей США и выборочным покровительством отдельно взятых преступников. Так, власти США по ходатайству генерала Макартура предоставили иммунитет руководителю программы разработки биологического оружия Сиро Исии и его подчинённым. Это было сделано в обмен на их согласие предоставить американцам информацию о насильственных биологических экспериментах над людьми. Несмотря на эпизоды субъективности суда, Токийский процесс имел важное значение для утверждения принципов и норм современного международного права. 

0015

«Дальневосточный Нюрнберг», как по праву называют Хабаровский судебный процесс, стоит в одном ряду с двумя Международными трибуналами над военными преступниками Второй мировой войны – Нюрнбергским и Токийским.

Советский Союз, будучи верным уставу Нюрнберга и имея неопровержимые доказательства подготовки милитаристской Японией бактериологической войны, настаивал на привлечении разработчиков к ответственности бактериологического оружия. Советский Союз не мог согласиться с политикой заигрывания с агрессором, которую последовательно проводили США Токийском трибунале.  В августе 1948 г. советским руководством был поднят вопрос о проведении суда над японскими военнослужащими – разработчиками бактериологического оружия и его испытания, в том числе на живых людях. Так, 2 августа 1948 г. начальник Договорно-правового отдела МИД СССР, один из советских прокуроров на Токийском процессе С.А. Голунский направил министру иностранных дел СССР В.А. Зорину докладную записку о целесообразности проведения открытого судебного процесса над японскими военными преступниками. Таким образом, началась подготовка к новому международному трибуналу.

Вопрос о проведении Хабаровского процесса открыто обсуждался как минимум с лета 1949 г. 5 сентября 1949 г. был составлен проект постановления Совета министров СССР об организации открытого судебного процесса над японскими военными преступниками, участвовавшими в разработке бактериологического оружия, а уже на следующий день новый министр иностранных дел СССР. А.Я. Вышинский направил В.М. Молотову докладную записку о необходимости проведения суда. В октябре началась активная фаза организации данного процесса – соответствующие документы были направлены лично И.В. Сталину. На данном стенде наглядно продемонстрирован весь объём подготовительной работы Хабаровского процесса.  

0016

25-30 декабря 1949 г. в Хабаровске состоялся открытый судебный процесс Военного трибунала Приморского военного округа над 12-ю японскими военнослужащими Квантунской армии, в том числе пятью генералами. Дела рассматривались на открытых судебных заседаниях Военным трибуналом Приморского военного округа. В процессе суда осуществлялась судебно-медицинская экспертиза под руководством действительного члена АМН СССР Н.Н. Жукова-Вережникова.

В ходе Хабаровского процесса всему миру стало известно о зловещих планах милитаристской Японии как союзника Германии по ведению войны против СССР и о готовящейся бактериологической войне, которой помешало стремительное наступление Красной Армии в Маньчжурии.

Советский Союз был единственным, кто, следуя нормам нюрнбергского трибунала и не соглашаясь с компромиссной политикой США на Токийском процессе, придал суду японских военных, причастных к разработке и испытаниям на людях бактериологического оружия, а также проведению других чудовищных медицинских экспериментов

0017

В ходе следственных действий стали известны детали разработки Японией бактериологического оружия, включая чертежи и зарисовки производственных мощностей, состав питательной массы для бактерий, виды бактерий, которые планировалось использовать в ходе бактериологической агрессии. Основная производственная база размещалась в Манчжурии у границы Советского Союза, на основных направлениях планировавшихся наступательных операциях. Молниеносное наступление Красной Армии в Манчжурии спасло мир от новой угрозы.

С середины 1930-х годов Япония инвестировала большое количество средств в создание и развитие огромного арсенала химического и биологического оружия, стремясь использовать его как средство массового поражения против китайских и советских войск в случае войны. Во время кампании в Китае японские военные регулярно подвергали противостоящие населенные пункты безжалостным атакам с помощью этого оружия, в результате чего погибли до 2 млн. человек.

Документы Хабаровского процесса свидетельствуют не только о планах бактериологической войны против СССР, но и фактах применения бактериологического оружия: в ходе военного столкновения на р. Халкин-Гол в 1939 г., а также во время экспедиций в Центральный Китай в 1940 и 1942 гг. Часто города и объекты, подвергавшиеся химической и бактериологической атаке, не имели вообще никакого военного значения. Например, в беспомощном городе Баошань, забитом беженцами, бегущими с фронта, и крайне скудной медицинской инфраструктурой, погибли до 60 000 человек после бомбардировки холерой в 1942 г.

Производственные мощности японских милитаристов ежемесячно могли изготавливать в чистом виде: до 300 кг. бактерий чумы, до 500-600 кг. бактерий Сибирской язвы, до 800-900 кг. бактерий брюшного тифа и дизентерии, до 1000 кг. бактерий холеры. 

0018

В двадцатых числах октября 1949 г. в Хабаровске начались допросы японских военнопленных. Часть из протоколов, сохранившихся в фондах архивов ФСБ России и Государственного архива Хабаровского края, представлена на стенде. Допросы доказали, что в сверхсекретных японских подразделениях на территории Маньчжурии проводились многочисленные медицинские эксперименты над людьми, испытания бактериологического и химического оружия, изучение пределов выносливости человеческого организма.

Опыты проводили специализированные подразделения – прежде всего, «отряд 731» и «отряд 100». Материалом для экспериментов были военнопленные и мирные жители, в том числе советские граждане. Спецотряды занимались разведением бактерий чумы, холеры, сибирской язвы и других тяжёлых заболеваний, проведением экспериментов над людьми по заражению их этими заболеваниями, использование бактериологического оружия против Китая и – в перспективе – против Советского Союза.

Для испытаний бактериологического оружия на живых людях, проводимых в «отряде 731», со всей Маньчжурии доставляли «бревна» – так называли людей, предназначавшихся для бесчеловечных опытов. Одним из основных «поставщиков» стал специализированный лагерь советских граждан «Хогоин» (в переводе «Приют»). 

0019

0020

Преступления против человечности.

В ходе открытого судебного заседания были рассмотрены материалы следствия, предъявлены обвинения военнослужащим японской армии, причастным к созданию и применению бактериологического оружия, и вынесено решение по признанию их виновными в совершении преступлений.

Обвинение было предъявлено 12-и военнослужащим: Ямада Отозоо, Кадзицуке Рюдзи, Такахаси Такаацу, Кавасиме Киоси, Ниси Тосихидэ, Карасаве Томио, Оноуэ Масао, Сато Сюндзи, Хиразакуре Дзенсаку, Мимото Кадзуо, Кикучи Норимицу, Курусиме Юдзи. Обвинительное заключение (представлено на стенде) включало разделы «Преступные опыты над живыми людьми», «Применение бактериологического оружия в войне против Китая», «Активизация подготовки бактериологической войны против СССР» и «Персональная ответственность обвиняемых». Все обвиняемые признали свою вину (обвиняемый Сато – частично). В соответствии с приговором военнопленные Ямада, Кадзицука, Такахаси и Кавасима получили 25 лет исправительно-трудовых лагерей, Карасава и Сато – 20 лет, Оноуэ – 12 лет, Митомо – 15 лет, Хирадзакура – 10 лет, Курусима – 3 года и Кикучи – 2 года. Ни один подсудимый не был казнён, потому как территории СССР вступил в силу мораторий на смертную казнь. Стоит также отметить, что практически все заключённые, осуждённые на короткие сроки, были амнистированы в 1956 году и были депортированы на родину.

Хабаровский процесс стал выражением принципиальной позиции Советского Союза по отношению к бактериологической угрозе и осуждением преступлений против человечности. Составленный по итогам судебного процесса список военных преступников, ушедших от ответственности и находящихся вне СССР, был направлен правительству США. В нем был начальник отряда № 731, идеолог и разработчик бактериологического оружия Исии Сиро, поучивший убежище и гарантии американского правительства.

Требование СССР осталось без ответа.

Прочитано 556 раз Последнее изменение Четверг, 28 апреля 2022 12:49

Медиа